ОТКЛЮЧИТЬ ИЗОБРАЖЕНИЯ: ШРИФТ: A A A ФОН: Ц Ц Ц Ц

Нохчийн къоман театр
Чеченский Государственный драматический театр имени Героя Советского Союза Ханпаши Нурадилова

МЕНЮ

85 лет Чеченский государственный драматический театр им.Х.Нурадилова способствует развитию культуры своего народа, вносит самобытный вклад в общероссийскую театральную культуру. Подтверждение тому – почетные звания, Государственные премии России, достижения на всесоюзных и общероссийских фестивалях. Популярность и славу театра формировало не одно поколение артистов, режиссеров, драматургов. Уже в начале 30-х годов театр явился очагом культуры, объединившим молодые таланты артистов, писателей, музыкантов, поэтов. В спектаклях по пьесам молодых чеченских писателей С.Бадуева, Д.Шерипова, Б.Музаева, российских драматургов А.Корнейчука, Б.Белоцерковского, поставленных режиссерами В. Шатовым, А. Тугановым, А. Чхартишвили, театр говорил своему зрителю о горячих проблемах, которыми жила наша многонациональная страна. Обретали опыт и популярность артисты М.Бадуев, Т.Алиева, А.Исаева, Я.Зубайраев, З.Исакова, Х.Мусаев и др. По самым отдаленным районам республики, колесили они на театральной повозке… Живое искусство театра входило в общественное сознание народа, завоевывая право учить и воспитывать. В 1938 году в Москве, при Государственном институте театрального искусства, под руководством М.Минаева и Л.Горькой сорок молодых вайнахов стали успешно осваивать актерскую профессию. Великая Отечественная война 1941-1945 гг. прервала их учебу… Большая часть мужского состава студии и театра добровольцами ушли на фронт. Коллектив театра под руководством Г.Батукаева и А.Свободина создавал спектакли военно-патриотического содержания, которые с успехом исполнялись перед населением республики, перед ранеными в госпиталях и на передовых позициях действующей Красной армии под Краснодаром, Армавиром, Моздоком. 

Только за два с половиной года было дано более тысячи представлений. Из ушедших на фронт чеченских артистов четырнадцать погибли в схватках с фашистами на полях сражений. Свое второе рождение ЧГДТ им. Х. Нурадилова начал после возвращения чеченского народа из депортации (1944-1957 гг.) в 1958 году спектаклями «Асланбек Шерипов» Х.Ошаева, «Волны Терека» М.Мусаева, «Девушка с гор», «Совдат и Дауд» А.-Х.Хамидова. Молодые артисты А.Дениев, Д.Омаев, З.Багалова, С.Магомадов, Х.Нунуев и многие другие переняли опыт у таких мастеров сцены, как А.Хамидов, В.Татаев, Х.Хакишева, Х.Мустапаева, А.Ташухаджиева и др. Все они стояли у истоков театра. В 1960-1980-е годы творческий состав периодически пополняется выпускниками ведущих театральных вузов Москвы, Ленинграда, Тбилиси, Воронежа. Ученики выдающихся театральных деятелей М.Минаева, И.Савельева, В.Стржельчика, Г.Товстоногова, М.Сулимова, С.Гушанского, В.Якута, В.Меркурьева, В.Андреева, оставаясь верными принципам русской психологической театральной школы, органично впитывают накопленный опыт самобытных чеченских артистов, обогащают творческую палитру театра. Основной репертуар театра носит героико-романтический характер. Высоким нравственным примером является жизнь героев в спектаклях «Бессмертные» и «Совдат и Дауд» А.-Х. Хамидова, «Петимат» и «Бешто» С.Бадуева, «Из тьмы веков» И.Базоркина, «Сид» Корнеля, «Кровавая свадьба» Г.Лорки. Высокий уровень классической драматургии повышает профессиональный уровень создателей спектаклей, дает зрителю сильный духовный заряд. Мощные по силе воздействия на зрителя образы создают артисты М.Давлетмирзаев, Н.Хаджиева, Д.Омаев, З.Багалова, Ю.Идаев, М.Дудаев, Р.Гичаева, А.Марисултанов. Театр знакомит со своим творчеством многонациональную зрительскую аудиторию Москвы, Ленинграда, Грузии, Казахстана, Республик Северного Кавказа. Во время гастролей в Москве в 1984 году и в Ленинграде в 1986 году, подчеркивая художественную одаренность и мастерство артистов, авторитетные театральные критики отмечали: «В спектаклях молодых режиссеров М.Солцаева и Р.Хакишева сочетаются масштабность философских обобщений, решение проблемы «человек и общество», органичное слияние лирики и романтики». С чеченским театром сотрудничали известные мастера театрального искусства России – режиссеры, художники, композиторы, хореографы: Б.Шатрин, А.Славин, В.Серебровский, К.Мурзабеков, М.Таривердиев, Ю.Громов. На афише театра наряду с популярными драматургами А.-Х.Хамидовым, И.Базоркиным появляются имена Л.Яхъяева, М.Ахмадова, С.Гацаева, С.Чахкиева, С-Х.Нунуева. По их пьесам создаются разножанровые спектакли, поднимающие остросоциальные проблемы. Созданием ярких, содержательных образов отмечена талантливая игра артистов Х.Азаева, А.Джамаева, З.Айдамировой, Б-А.Вахидова, С.Докаева, З.Радуевой.

Чеченские композиторы, хореографы вносят в спектакли богатый национальный колорит, это А.Шахбулатов, С. и А.Димаевы, С-Э.Януркаев, Д.Музакаев. Творческий состав театра пополняется талантливой молодежью: режиссер Х.Гузуев, артисты Х.Кутаев, Х-Б.Исраилов, С.Оздамирова, У.Зубайраев, М.Атаев, А.Муртазалиева, Д.Шахбазова. Следствием высокого творческого подъема театра явилось присуждение в 1977 году Государственной премии РСФСР спектаклю «Песни Вайнахов». Ведущие театроведы страны признают: ««Песни Вайнахов» во многом поучительны для всего российского сценического искусства, труд их создателей во главе с Русланом Хакишевым справедливо увенчан Государственной премии РФ». В 1983 году спектакль Мималта Солцаева «Лениниана», также удостоится Государственной премии РСФСР. «Театр, - отмечал К.С.Станиславский, – лучшее средство для общения народов между собой, для вскрытия и понимания их сокровенных чувств». Чеченский театр успешно реализует эту истину. Наряду с пьесами русских авторов, близких чеченскому зрителю, становятся пьесы грузина О.Иоселиани, белоруса А. Макаенка, киргиза Ч. Айтматова, молдаванина И.Друцэ, аварца Р.Гамзатова, татарина Т.Минуллина, осетина Г.Хугаева и др. Спектакли театра удостаиваются высоких оценок на фестивалях драматургии народов СССР, РСФСР, Болгарии, Венгрии. Середина 80-х годов отмечена в творчестве театра появлением масштабных спектаклей на ранее запрещенную тематику истории чеченского народа. Это «Земля отцов» Р. Хакишева (по мотивам чеченского фольклора), «Свобода или Смерть!» М. Солцаева (о Шамилевском периоде Кавказской войны), «Когда рушится мир» О.Иоселиани и Р.Хакишева по мотивам повести А.Казбеги «Элисо» (об акции царской империи по выселению 25 тысяч чеченцев в Турцию), «Один лишь Бог…» С-Х.Нунуева (о депортации вайнахов в годы сталинских репрессий в Казахстан и Среднюю Азию). Несмотря на драматическое содержание этих произведений, спектакли объединяет единая тема – призыв к торжеству разума, назидание о том, что в каких бы тяжелых условиях не оказывался Человек, он должен сохранять в себе лучшие нравственные, духовные качества своего народа – стойкость, любовь к Родине и истинно человеческое достоинство. С 1999 года театр выступает перед чеченскими беженцами в Ингушетии, КБР, КЧР. С 2000-го - в районах Чеченской Республики. Выездные спектакли театра той поры – сценические интерпретации произведений А.-Х. Хамидова, Х.Ошаева, С.Чахкиева, Н.Гоголя, А.Франса.


Первый Президент Чеченской Республики, Герой России Ахмат-Хаджи Кадыров:

«Без культуры нет нации»

В 2001 году благодаря стараниям Ахмата-Хаджи Кадырова работники театра нашли приют на базе Краснодарского творческого объединения «Премьера», где в мае того же года отметили 70-летие театра. С юбилейной датой коллектив поздравил президент страны. «Ваше творчество – это исключительный пример мужества и преданности своему делу» - отметил в поздравительной телеграмме театру Владимир Владимирович Путин. 

Несмотря на опасности военного времени, труппа ЧГДТ им. Х. Нурадилова возвратилась в Грозный. Артисты с семьями проживали в пунктах временного размещения города Гудермес. На фоне взрывов и боестолкновений в разных точках республики, они выступали с выездными спектаклями в селах и городах.

С 1998 по 2002 год состоялись гастроли артистов в ФРГ, Англии. Особое внимание Чеченский государственный драматический театр им.Х.Нурадилова уделяет проблеме духовного, эстетического воспитания подрастающего поколения. В школах республики ведущие артисты театра, следуя программе ЮНИСЕФ, ставили спектакли на тему «Жизнь без мин», проводили занятия с детьми, приобщая их к миру искусства. За период с 2003 года театр поставил для детей шесть спектаклей, среди них одно из самых гуманных произведений ХХ века «Маленький принц» С.Экзюпери (инсценировка Р.Хакишева). «Маленький принц» поставлен при поддержке отделения МККК. Благотворительные показы спектакля прошли для учащихся городов и районов ЧР. В 2006 г. театр был награжден почетным Дипломом благотворительного фонда «Мир Сент-Экзюпери в России». Театр успешно знакомит с чеченской театральной культурой широкую многонациональную зрительскую аудиторию. Это происходит на ежегодных фестивалях национальных театров Северного Кавказа «Сцена без границ». Спектакль «Женитьба», поставленный в 2000 году по пьесе Н. Гоголя, был признан лучшим. Спектакль «Бож-Али» А.Хамидова в 2002 году удостоился почетного Диплома Министерства культуры СО-Алания и Союза театральных деятелей РФ. «Скапен, спаси любовь!» Мольера, поставленный при поддержке Академического Мариинского театра Санкт-Петербурга, в 2006 году удостоился наград по двум номинациям, одна из которых - «Высокая культура». Спектакль с успехом показывался в Москве в 2005 году в рамках знакового мероприятия «Дни культуры Чеченской Республики в Москве».

При творческом участии работников Чеченского театра в 2005 году возродил свою деятельность государственный Русский драматический театр им.М.Лермонтова. Государственный драматический театр им. Х. Нурадилова участвует во всех культурных мероприятиях, благотворительных акциях, которые проходят в нашей республике.

Репертуарная политика театра ориентирована на создание спектаклей, способствующих возрождению духовных ценностей народа, отражающих идеи гуманизма, современные проблемы республики, страны. С волнением восприняла общественность республики спектакль «Обет» (героическая драма Л.Яхъяева в постановке Р. Хакишева), посвященный памяти Первого Президента Чеченской Республики, Героя России Ахмат-Хаджи Кадырова. 

В 2008 г. восстановлено здание театра, разрушенное в ходе военных действий. Бессмертная комедия Абдул-Хамида Хамидова «Бож-Али» вновь ожила на чеченской сцене, звучит свежо и современно. Также к открытию нового здания театра созданы следующие спектакли: популярная комедия А.Хамидова «Бож-Али», трагифарс М.Ахмадова «Ушедший за саваном», криминальная драма А.Мусаева «Расплата», музыкальная драма У.Гаджибекова «Аршин Мал Алан».

Чеченский государственный драматический театр им. Х.Нурадилова стремится следовать характеристике, данной ему в книге «Многоязыкий театр России»: «Активное неприятие рабства в любых, самых замаскированных и неприметных проявлениях, утверждение человеческого достоинства и высокой нравственности, яростная борьба за человека - все это и определяет особое лицо театра, носящего имя Героя Советского Союза Ханпаши Нурадилова».

В октябре 2014 г. театр возглавила в качестве художественного руководителя-директора Заслуженный деятель искусств ЧР Хава Лолиевна Ахмадова - известный в республике режиссер, актриса. В декабре того же года Хава Ахмадова осуществила постановку комедийного спектакля «Ханума» по пьесе грузинского драматурга Авксентия Цагарели. Комедия с первых же показов стала аншлаговой. И уже в 2015 году в театре представлены 7 премьерных спектаклей. Из них в конце 2015 года два спектакля режиссуры Хавы Ахмадовой удостоены премии имени Героя России Ахмата-Хаджи Кадырова: "Нохчийн махкахь, нохчийн маттахь" («В родном краю, на родном языке») и "Сан некъ" («Мой путь»). Всего в текущем репертуаре театра - 24 постановки разных жанров.

Ко Дню чеченского языка (25 апреля 2016 г.) театр представил спектакль «Нохчийн махкахь, нохчийн маттахь- П» («В родном краю, на родном языке-П») режиссера Хавы Ахмадовой, являющийся продолжением ее одноименной постановки 2015 года. Автор пьесы – Муса Ахмадов. На этот раз актеры воссоздали образы писателей Арби Мамакаева, Абузара Айдамирова, Зайнди Джамалханова, Шамсудди Айсханова, Шимы Окуева, политолога и автора книг Абдурахмана Авторханова, Героя Советского Союза Мовлида Висаитова.

1 мая 2016 года театру исполнилось 85 лет. Юбилейные мероприятия были отложены на ноябрь 2016 г.

В День памяти и скорби народов Чеченской республики (10 мая) театр представил историческую драму "Даймехкан сий лардинарш" (режиссер Хава Ахмадова, автор Муса Ахмадов). Спектакль состоялся на сцене Государственного Театрально-концертного зала (ГТКЗ) после торжественной части собрания с участием всех ветвей власти ЧР, посвященного знаменательной дате. Тема спектакля "Даймехкан сий лардинарш" - защита Родины в ходе минувших войн середины и конца второй половины 20 века.

Еще одна резонансная постановка 2016-го – лиричный и в то же время остродраматичный спектакль «Турпалхочун беркат» с интересными режиссерскими решениями Хавы Ахмадовой (по одноименной пьесе Мусы Ахмадова), посвященный 65-летию со дня рождения Героя России, Первого Президента ЧР Ахмата-хаджи Кадырова (23 августа 2016 г.). Премьера состоялась на сцене ГТКЗ после торжественной части собрания с участием Главы ЧР Рамзана Кадырова и других ветвей власти ЧР.

А первой премьерой 86-го театрального сезона стала яркая динамичная комедия «Женитьба» Николая Гоголя в постановке главного режиссера театра Руслана Хакишева. Премьерные спектакли «Женитьбы» состоялись в конце октября 2016 г.

Следующие премьерные спектакли ноября-декабря 2016-го: поэтическая драма «Петр Захаров – чеченец из Дада-юрта» (автор и режиссер Руслан Хакишев) и «Золушка» в постановке молодой актрисы Заремы Улабаевой.
85-летие театр отметил 24 апреля 2017 года.  Мероприятие, посвященное этой дате, состоялось в здании ЧГДТ им.Х.Нурадилова с участием Главы ЧР Рамзана Кадырова.
В День чеченского языка (25 апреля) театр представил на сцене государственного театрально-концертного зала драму «Дахаран пхьалг1а» («Кузница жизни») - «Лаьмнел лекха» («Выше гор»).
 
10 мая, в День скорби и памяти народов Чеченской Республики, ЧГДТ им. Ханпаши Нурадилова представил на сцене ГТКЗ спектакль «Баланийн чолхе шераш» («Годы великих испытаний») – большую работу, заслуживающую высоких оценок (уже прозвучавших).
 
А 23 мая 2017 года состоялось знаменательное событие в жизни театра - московская премьера драмы «Выше гор». Спектакль был представлен в Российском Академическом Молодежном театре (РАМТ).
 
Постановка «Выше гор» создана по одноимённой пьесе Мусы Ахмадова, режиссер - Хава Ахмадова. Это путешествие по истории народа, начиная от раннего средневековья до XX века. Перед зрителями возникают сцены из жизни чеченцев, их ритуалы и традиции. И, конечно, богатая национальная культура. При помощи мифов актёры соединяют прошлое с настоящим, поднимают самые важные темы. Это любовь к родине и семье, милосердие, жертвенность и вера, любовь к Всевышнему. Драма идёт на чеченском языке. Спектакль получил восторженные отзывы прессы.
86-й театральный сезон ЧГДТ имени Х.Нурадилова завершился знаковыми творческими успехами театра.
 
Осень 2017 г. ознаменовалась творческими победами театра. В столице Северной Осетии-Алания - городе Владикавказ - 25 ноября завершился VIII Международный фестиваль национальных театров «Сцена без границ». В тот же вечер были объявлены победители творческого форума. Главная награда – «Лучший спектакль»  присуждена эпической драме "Выше гор" (автор пьесы - Муса Ахмадов) Чеченского госдрамтеатра имени Ханпаши Нурадилова. Кроме того, в номинации "За лучшее режиссерское решение" первое место отдано работе Хавы Ахмадовой, режиссёру драмы "Выше гор".

 В те же дни в Нальчике прошел Международный фестиваль национальных театров "Южная сцена". По итогам форума театру им.Ханпаши Нурадилова присужден Диплом "За бережное отношение к традициям национальной культуры". Спектакль "Выше гор" завоевывает сердца зрителей в разных уголках России.

В начале 2018 г. художественный руководитель-директор ЧГДТ им. Ханпаши Нурадилова Хава Ахмадова инициировала обменные гастроли между нашим театром и Лакском государственным музыкально-драматическим театром им. Э. Капиева. В рамках обмена гастрольными показами 22 февраля в Грозный приехал Лакский театр, который представил на сцене ЧГДТ им. Ханпаши Нурадилова драму "Ахмед-Хан Султан" режиссёра М. Карпачевой (авторы Г. Бодыкин и С. Челка).

А 27 февраля в Махачкале, на сцене Лакского государственного музыкально-драматического театра имени Э.Капиева состоялся гастрольный показ ЧГДТ им. Ханпаши Нурадилова. Дагестанскому зрителю была представлена на русском языке комедия "Ночной переполох" по пьесе "Дом, где все кувырком" испанского драматурга Альваро Портеса. Режиссёр - Дмитрий Горник.

30 марта Чеченский госдрамтеатр имени Ханпаши Нурадилова принял участие в ХIII Международном фестивале Русских драматических театров «Соотечественники» по приглашению его организаторов (с 2018 года на форуме начались показы спектаклей национальных театров на русском языке).
Труппа представила зрителям и Экспертной комиссии фестиваля комедию на русском языке «Ночной переполох». Автор - Альваро Портес, режиссер – Дмитрий Горник. Спектакль вызвал высокие оценки в прессе и назван успешным дебютом («Столица С»: «Мы не промахнулись, пригласив на фестиваль Чеченский драматический театр» от 3 апреля; «Российская газета»: «От Грозного до Нью-Йорка» от 31 марта).
Впереди - участие театра в праздновании 200-летия Грозного осенью 2018-го и гастроли в Москву в конце года.
 

АСЕТ ИСАЕВА. ЖИТЬ И УМЕРЕТЬ НА СЦЕНЕ…

Сегодня уже мало кто помнит, что у истоков чеченского театра стояла плеяда молодых актеров: Тамара Алиева, Хава Хакишева, Яраги Зубайраев, Хамид Чимаев, Есита Ганукаева, Зина Исакова, Хулимат Мустапаева, Мовждин Бадуев…

Асет Исаева – старейшая актриса драматического театра, народная артистка Чечено-Ингушской АССР пришла в студию, когда ей исполнилось 15.
Многие запомнили ее в роли Маймы из легендарной пьесы А. Хамидова «Бож-Али». В середине прошлого века самобытный, яркий талант актрисы завораживал зрителя, заставляя вновь и вновь приходить в театр. Хава («Золотое озеро»), Белила («Красная крепость»), Лайла («Семья чабана»), Жанетта («Свекровь»), Смеральдина («Слуга двух господ») – далеко не полный список ее ролей в театре.
Асет Исаева родилась в Грозном 5 сентября 1915 года в небольшой по тем временам семье. Всего четверо детей: Асет, Нурсет, Юнуси, Юнади. Они рано потеряли отца. А вскоре они лишились и матери. Родственники матери выдали вдову замуж, а детей определили в приют. Через несколько лет Асет пошла на курсы кройки и шитья, а потом она поступила в совпартшколу. В 1931-м вГрозном заговорили о вновь созданной национальной театральной студии. И девочка решила стать актрисой. К ее великой радости ее приняли. Директором студии был известный чеченский писатель, драматург Саид Бадуев. Здесь Асет встретила свою первую и единственную любовь – Мовждина Бадуева – младшего брата Саида Бадуева. Юноша был старше девушки всего на два года. Вскоре они решают связать свои узы, как того требует обычай. Но семья жениха, узнав, что избранница юноши – артистка, воспротивилась этому браку. И тогда, молодые поженились вопреки ее желанию. По окончании студии Асет и Мовждин вошли в состав Чечено-Ингушского театра. Вскоре у них родились две дочери: Тамара и Раиса. Жизнь обрела смысл, работа приносила радость. Еще до выселения Асет и Мовждин были удостоены почетного звания народных артистов Чечено-Ингушской АССР.

Но недолгим было счастье молодой семьи. Видно, на роду у Асет было написано терять любимых людей. В феврале 1944-го театр в полном составе депортировали. Так получилось, что Асет оказалась в ссылке с матерью, сестрой и дочерьми. О судьбе Мовждина она ничего не знала. А он в это время находился за тысячи километров со своими родственниками. Асет хорошо понимала, что родные мужа только рады тому, что они разлучены. Чтобы прокормить семью, актриса с утра до вечера работала чернорабочей на плавикошпатовом комбинате. Из Аурахмата женщина перевезла свою семью в Чимкент. Когда заговорили о близком возвращении на Кавказ, Асет получила письмо, из которого узнала, что Мовждин с родственниками находится в местечке Мерке (Казахстан). 

Она показала письмо дочерям и сказала: «Вы уже взрослые, а по нашим обычаям взрослые дети должны жить с отцом». Мать и дочери выехали в Мерке к Бадуевым. 

На семейном совете Бадуевых было принято решение отправить Асет обратно, а девочек (школьниц) определить замуж. Но девочки отстояли свое право жить с мамой. Они не представляли себе жизни без огрубевших от тяжелого труда рук матери, ее ласковой улыбки в уголках уставших глаз. Асет устроилась работать на лесопилку, потом на консервный завод. 

В 1956 году она получила письмо от Абдулы Хамидова с приглашением на сборы в Алма-Ату. Девочки ждали маму в недостроенном доме. Асет вернулась, сияя от счастья, и привезла с собой добрую весть – артистам в числе первых разрешили вернуться домой, на Кавказ. Бросив все,женщины в составе Чечено-Ингушского ансамбля песни и танца, созданного Хамидовым, вернулись в Грозный. Два отреза ткани, двое часов на запястьях дочерей – все их богатство. Асет попросила худрука Александра Халебского взять в ансамбль девочек. А через два месяца ее дочери поступили в театральный институт и уехали в Ленинград. 

После тринадцатилетней разлуки они снова встретились – Театр и Асет Исаева. Актриса с жадностью погрузилась в этот мир. Мир, в котором она познала все: любовь, отчаяние, страх, боль разлуки… Асет словно родилась заново, чтобы жить и умереть на сцене, на которой для нее небыло невозможного. Ее игра не подчинялась законам сценического искусства, но подчинила их себе. Когда Асет выходила на сцену, зачарованный зал стоя приветствовал ее. Это было признание. Ею восхищались все: и коллеги, и зрители. Женщина от очага, от свеже испеченного чурека. Теплая, светлая, добрая Мать. Такой ее запомнили современники. Никто из поклонников ее таланта тогда не догадывался,что Асет ютится ночами в своей гримерной, еле сводит концы с концами, откладывая скудную зарплату для своих дочерей-студенток. 

Роль Жанетты в «Свекрови» принесла ей небывалый успех. Такого сцена Чечено-Ингушского драматического театра еще не видела. Асет не играла, она жила на сцене. А этому нельзя научиться. Есть актеры, которым противопоказано театральное образование. Асет Исаева, Альви Дениев из таких актеров. 

В пьесе Саида Чехкиева «Когда гибнут сыновья» Асет играла мать, похоронившую семерых сыновей. В конце спектакля она обращалась к залу с мольбой, с призывом занять место погибших. Зал вставал. После этой роли она долго болела, ей было плохо. Ей советовали беречь себя на сцене. Но она не умела: «Кто мне тогда поверит!?» 

Однажды сердце Асет не выдержало – случился инфаркт. Однако вскоре она снова выходит на сцену. Ведь театр стал для нее семьей в прямом смысле. А больше всего она боится потерять семью. В спектакле «Храбрый Кикила» на сцене театра играли Асет Исаева, Мовждин Бадуев и их младшая дочь Раиса Гичаева. Асет и Мовждин по-прежнему жили в розь.

Знаменитое Маймино «кидароув», беззубая улыбка, грим – это находки Асет. «Бож-Али» ставили во многих театрах соседних республик. «Наша Майма лучшая», – говорил Хамидов. А зритель задыхался отсмеха.

В 1971-м Асет Исаевой предложили уйти на пенсию. 4 марта в театре был выездной спектакль «Бож-Али». Когда Асет пришла в театр, ей сказали, что на время оформления пенсии она отправлена в отпуск, а ее роль будет играть другая актриса. В тот вечер у Асет случился второй инфаркт. 5 марта ее не стало. Ей было 55 лет.


Легенда чеченской сцены Альви Дениев

Говорят, смех лечит. Альви Дениев лечил. Он умел жить так, словно ему обещана вечность, и в то же время каждый день он проживал, как последний. Никто не знал, где заканчивалась сцена и начиналась жизнь для самого народного артиста Чечено-Ингушетии Альви Алиевича Дениева.

Надо признаться, что этот материал дался мне с трудом. Стоило мне произнести имя Альви Дениева, как мои собеседники начинали улыбаться. И ничего, кроме смешных историй из жизни артиста, вспомнить не могли. Словно вся жизнь народного любимца состояла из одних веселых застолий и розыгрышей.

Хеда Берсанукаева сказала мне перед отъездом из Грозного: «Не бойся употреблять самые высокие эпитеты, когда будешь писать об Альви. Он этого заслуживает, как никто другой. При жизни он не был оценен по достоинству. Это наш общий долг – восполнить все хотя бы запоздалым вниманием».

Альви Дениев родился15 мая 1932 года в Алдах. Озорной и веселый, обладатель прекрасного голоса, он еще мальчишкой мечтал поступить в консерваторию. Отец Альви был расстрелян бериевскими палачами. Наверное, в память о нем Альви ходил в школу в красноармейской буденовке и шинели. А потом была депортация. Надо было выживать, и Альви – еще подросток – работал наравне со взрослыми. Учебу он продолжил в вечерней школе.

Творческая биография Альви Дениева ведет свой отсчет с 1956 года, а если быть точнее, с того момента, когда судьба свела его с Абдулой Хамидовым. Именно Хамидову принадлежала идея организовать в Казахстане национальный (вайнахский) ансамбль песни и танца. Он добился от властей разрешения на осуществление этого проекта, и в 1956 году по всем доступным средствам вещания было объявлено о том, что начат набор в Чечено-Ингушский ансамбль песни и танца. Хамидов еще до войны получил театральное образование в Москве и до выселения работал в Чеченском драматическом театре. Несмотря на свой молодой возраст (в 56-м, когда создавался ансамбль, ему было всего 36), это был настоящий профессионал своего дела. Так вот, когда было объявлено о наборе, люди, желавшие попасть в ансамбль, приезжали со всех концов Казахстана и Киргизии, причем не только профессиональные артисты, имевшие опыт работы в различных творческих коллективах, но и молодые самородки. Хамидов лично общался с каждым из претендентов. Встретившись с Альви Дениевым, он сразу сумел разглядеть в нем огромный артистический талант, и Альви был включен в состав ансамбля.

Когда – уже после возвращения на родину – Хамидов возглавил Чеченский драматический театр, он, зная творческий потенциал Дениева, ввел его в состав труппы. И не ошибся: именно на театральной сцене талант Альви раскрылся в полной мере. За годы актерской деятельности в театре им был создан целый ряд незабываемых образов: Подколесин в «Женитьбе» Н. Гоголя, Ходжа Насреддин в одноименной пьесе Л. Соловьева, Арган в пьесе «Мнимый больной» Ж.-Б. Мольера. Признание зрителей также получили и его работы в фильмах «Горская новелла», «По следам Карабаира», «Кольцо старого шейха» и др.

Началась же актерская биография Дениева с исполнения роли Тымчука в спектакле «Асланбек Шерипов» по пьесе Халида Ошаева. Звание заслуженного артиста ЧИАССР он получил за исполнение роли Абдулы в фильме «Я буду танцевать». Но всенародное признание к нему пришло после спектакля «Бож-Али».

«Сутарби» – так называли его после «Бож-Али». Те, кому не довелось увидеть знаменитый танец Сутарби, ничего не видели! Да, именно «Бож-Али» принес ему всенародную любовь. И именно «Бож-Али» везли артисты театра в тот злополучный день 25 мая 1985 года в Самашки. Автобус, в котором ехали актеры, перевернулся. Пятнадцать человек получили ранения. Альви Дениев погиб.

- О Дениеве рассказать? - удивленно посмотрела на меня Зулай Багалова. - Да что ты?! Это невозможно! Он же необъятный! Анекдоты его не перескажешь, пластику не передашь, мимику тоже! Мы покатывались со смеху, когда говорил Альви. Он мог делать очень точные этюды. Я этого не умела. Никто так не умел! Он очень хотел сыграть драму, трагедию. Но в какой бы драме Альви ни выходил на сцену, народ смеялся... 

Это было дитя. Большое дитя… Гениальный комик. Я уверена, что он мог бы покорить мировую сцену. Самое поразительное в его таланте было то, что он не был ни на кого похож. Когда в театр приехала комиссия, они так и сказали: нам не с кем его сравнить! Это был Божий дар. Такие артисты рождаются раз в сто лет...

Альви был очень органичен и непосредственен. Он не играл, он жил на сцене! «Бож-Али» смотрели все. Женщины приходили с грудными детьми, в зале можно было увидеть даже людей в инвалидных колясках. 300 аншлагов за год! Люди не могли насытиться этим зрелищем. Хохот в зале стоял такой, что слышно было даже на улице. А однажды Сутарби прикрикнул со сцены во время спектакля на женщину, которая пришла с ребенком, но вскоре, увлеченная игрой актеров, совершенно перестала следить за своим шалуном: «Женщина, смотри за своим ребенком!» До сих пор помню, с каким трудом нам, артистам, удавалось сдерживать смех, ведь спектакль продолжается, мы на сцене и надо доиграть до конца. В ответ на реплику Альви последовали шутки из зрительного зала. Сутарби везде успевал, так что вскоре зал буквально стонал от смеха. Я видела, как одного дядечку с большим животом увезла «скорая»... Где-то после третьего акта у него от смеха что-то там защемило в животе.

А какой номер он выкинул, когда у меня родился младший сын, Рамзес... (Я с ребенком еще находилась в больнице, это было буквально на следующий день после его рождения). Так вот, сижу я в палате и вдруг слышу: «Зулай! Зулай!» Я выглянула из окна и увидела Альви, Юсупа Идаева (супруг Зулай Багаловой - прим. авт.), Мовлади Шамсудинова. Я жестами старалась дать им понять, что они должны уйти. Куда там! Мовлади начал барабанить по капоту машины, а Альви – исполнять знаменитый танец Сутарби… На дороге образовалась пробка, прохожие застыли на местах, водители побросали свои машины, врачи и роженицы прильнули к окнам! Потом стали искать по роддому, к кому приехал Сутарби. Я спряталась… Вот таким был Альви!

- Мы все любили смотреть на него из-за кулис, - рассказывает Муса Дудаев, - что он вытворял! Это был фонтан. Ты видела его на сцене?! Изо всей своей творческой практики я ничего подобного вспомнить не могу. Говоря об Альви, очень трудно найти достойные его таланта слова. Он умел поражать зрителя и партнеров на сцене непредсказуемостью творческой импровизации. При этом не отходил от режиссерской канвы. Даже если он просто прохаживался по сцене, это уже было зрелище! А когда у него было вдохновение, то зритель просто падал с кресел со смеха. Это природный дар, Божий дар. Как он танцевал чечетку, цыганочку! Он был просто рожден для сцены. Я глубоко убежден: если бы Альви окончил театральный институт, он не был бы таким ярким, таким самобытным. Потому что школа, сценические законы в какой-то мере сковывают актера, загоняют в рамки. Правда, Альви много читал выдающихся театральных деятелей. И это шлифовало его талант. Хотя иногда он играл, что называется, на острие лезвия, в смысле эстетического аспекта роли. Но кто из талантливых актеров застрахован от этого?! В исполнении Альви любая эпизодическая роль становилась главной. Его имени было достаточно, чтобы народ повалил на спектакль. Его не называли по имени - Альви, он был и остается для всех Сутарби. Когда мы привозили «Бож-Али» без Альви, нас смотрели только из уважения к театру. А стоило Альви выйти из автобуса, народ устремлялся к сцене… Но, знаешь, он не умел работать на камеру. Ему нужен был живой зритель, живой контакт. Большой весельчак… Любил отдыхать, гулять. И, надо отметить – натура весьма противоречивая: он мог с первых минут стать душой даже малознакомой компании, но в то же время его трудно было «вытянуть» на более личный контакт; его внутренний мир, со своими терзаниями и заботами, был глубоко скрыт от глаз посторонних.

По прошествии стольких лет я говорю о нем, словно он живой…

Если бы он повел себя иначе в некоторых ситуациях, он стал бы одним из первых народных артистов. Это было и почетно, и престижно, да и в материальном отношении… Но это было не для него. Зрители любили его, все без исключения, и этого ему было достаточно.

К сожалению, сейчас все стремятся к комфорту, исповедуют рублевую идею, кругом серость… Мы незаслуженно много пишем о бездарностях, порой забывая о тех, кто действительно этого достоин. Надо помогать таланту, а серость сама пробьется...

- Впервые я увидел Альви в 1962 году на вокзале, когда мы приехали из Ленинграда, - вспоминает Муталип Давлетмирзаев. - Потом была совместная работа в театре. Талант Дениева не мог не восхищать. У него не было актерской школы, это был актер от Бога! А школу он обрел, работая на сцене.

Когда он исполнял роль пристава в спектакле «Из тьмы веков», весь зал смеялся. Эта была серьезная роль, но зритель уже воспринимал его только как Сутарби. Да и он сам не мог долго оставаться серьезным. С ним нельзя было попасть впросак на сцене. Для меня зритель был как один образ. А Альви, казалось, видел каждого… Он находил время играть роль, переговариваться с залом, поздороваться со знакомым, сделать замечание. И все это по ходу спектакля. Однажды он пришел на «Бож-Али» с опозданием, после застолья. По сценарию Бож-Али притворяется пьяным, когда к нему приходит Сутарби за долгом. Я (в роли Бож-Али) кладу свою «пьяную» голову на стол, а Сутарби подходит, обнимает меня и говорит: «Я так тебя уважаю, так люблю…» И дальше – что-то несвязное. Я ему тихо отвечаю, что на нас смотрит зритель, надо, чтобы он играл роль. Это продолжалось несколько минут. Но потом Альви собрался и продолжил. Зал ничего не заметил.

Думаю, если бы Альви лишили возможности играть в театре, жизнь потеряла бы для него всякий смысл…

Вне сцены Альви Дениев оставался великовозрастным мальчишкой, который учил детей своих друзей всяким шалостям, сам постоянно разыгрывал коллег.

Но ему все прощалось, абсолютно все. Он был очень доверчивым, даже наивным. Возможно, это было такое поколение… 

Рассказывает Казбич Дениев, старший сын Альви (живет и работает в Грозном; у него свой маленький бизнес):
- Мои родители поженились в 55-м. Бабушка рассказывала, как отец, когда ехал в качестве жениха на свидание на мотоцикле, сбил ишака. Отец потом сам шутил, что ишак этот стал инвалидом первой группы (смеется). Мне кажется, не было случая, чтобы у отца было подавленное настроение, не помню его мрачным и угрюмым. Он таким и остался в моей памяти – с улыбкой на лице и шуткой наготове…

Однако быть сыном такого отца непросто. Много друзей, постоянные застолья… Мне рассказывали, как он однажды разыграл своих коллег. Вот как это было: отец попросил своего знакомого, направлявшегося в Баку, телеграфировать оттуда в Грозный двум его коллегам. Телеграмма должна была содержать приглашение на съемки художественного фильма «Веселый проводник». Актеры, получив приглашение, сорвали выездной спектакль и, размахивая телеграммами, сели в поезд. Всю дорогу они «обмывали» будущий фильм. В Баку они прибыли без копейки в кармане, уверенные в том, что их ожидают солидные гонорары. А на Бакинской киностудии все фильмы распланированы на пять лет вперед. Несчастные узнали, что этот фильм в плане даже и не значится, их попросту провели.

В обратный путь пришлось отправляться зайцами. Всю дорогу проводник преследовал их по вагонам.

А как-то раз актрису, игравшую роль Бабаци, отец и Яраги Зубайраев чуть не довели до инфаркта. У нее была сумка-холодильник, в которой она возила еду на выездные спектакли. Так вот, они еду вынули, а в сумку положили череп и кости. Представь, что было с бедной женщиной! Отец был абсолютно равнодушен к своей популярности. И меня учил не придавать этому значения. Он умел быть ребенком с детьми, старцем со стариками…

В 1976-м – из-за постоянных застолий и компаний – семья актера распалась. Буквально перед гибелью отца Казбич успел помирить родителей. У Альви уже была новая семья, две дочери.

В воскресенье, 25 мая, к Казбичу пришел сосед и сказал, что его отец попал в аварию.

Вначале сын подумал, что это рядовая авария и что отец отделался царапинами, как уже бывало не раз…

Альви Дениев умер сразу. Уже не живой, он улыбался. 

Его попутчики потом рассказывали, что он всю дорогу шутил, шутил он и в последнюю минуту своей жизни.

Поистине от судьбы не уйдешь: говорят, он три раза менялся местами с Дагуном Омаевым, пересаживался из автобуса в уазик.

В 1992 году, по ходатайству Союза театральных деятелей Чеченской Республики, Театральная площадь в Грозном была переименована в площадь имени Альви Дениева. Возможно, после трагических событий последних десятилетий об этом уже мало кто помнит. Но ведь это легко исправить… 

Искренне благодарю за помощь в подготовке этого материала Мусу Дудаева, Муталипа Давлетмирзаева, Зулай Багалову, Светлану Темирбулатову, Сациту Исраилову, Хеду Берсанукаеву.

Планы мероприятий

Мы в соц. сетях

© 2018 Нохчийн къоман театр Чеченский Государственный драматический театр имени Героя Советского Союза Ханпаши Нурадилова
Создание сайтов CHECHENWEB